Чем опасны платежные терминалы

терминалов

Нашумевший в конце января 2010 года скандал с платежными терминалами компании iBox, которые закончили обеспечивать платежи, оголили суровые трудности функционирования системы схожих платежей в целом. Несовершенство законодательной базы и, как следствие, возможность повторения схожих историй, хоть и на наименьшем уровне, совместно со сложностями в возврате зависших в системе средств – главные из их. То, как вносили валютные купюры в автомат, получали чек об оплате, а позже до адресатов средства не доходили – клиенты iBox запомнят навечно. Заработали устройства только через неделю «молчания»: к 8 февраля средства, в конце концов, стали приходить. Позже на какое­-то время терминалы и совершенно отключили, тоже был недоступен официальный веб-сайт компании. А не считая этого iBox — один из огромнейших операторов этого рынка: организация кон­тро­лирует в границах 5,3 тыс. платежных боксов по всей стране.


Показавшиеся пару лет назад автоматы очень комфортны для потребителей: в их можно заносить всякую сумму, пополняя счет мобильника, оплачивая интернет-услуги, и поболее того платить проценты по кредиту. При всем этом перевод средств происходит практически одномоментно (в редчайших случаях это занимает 20– 30 минут).


Вобщем юзеры этих платежных систем (как iBox, так и иных) сетуют на сбои. «Сегодня восполнила мобильный счет на 100 грн. Прошло уже четыре часа, а средства так и не перечислены. На жаркую линию компании дозвониться не могу», — сетует юзер платежного бокса Лена. Другой клиент сказал, что у него был случай, когда сходу позже внесения средств в купюроприемник терминал просто выключился. «Я дозванивался в компанию четыре часа. Средства дошли до мобильного оператора, но я на это издержал половину рабочего дня», — ведает он. Сами обладатели терминалов уверяют, что такие сбои если и бывают, то очень изредка. «По статистике только 0,01% всех платежей задерживаются и 99% из их связано с неправильным вводом реквизитов самим плательщиком», — объясняет директор по новым проектам компании «ОСМП» Владимир Куянцев.


Как ни умопомрачительно, технические сбои в неких случаях прибыльны обладателям схожих терминалов — это позволяет им получать вспомогательный доход, продажа платежных терминалов. Зарабатывают собственники боксов на комиссии, которую выплачивает им мобильный оператор, на счет которого приходит платеж. Меж тем, в тоже время взимается комиссия с клиента. Например, для телефонного пополнения счета — это 1–1,25 грн за хоть какой платеж. Позже занесения подходящего количества купюр терминал докладывает клиенту чек, связывается по вебу с процессинговым центром, который передает сведения о платеже телекоммуникационной компании. «К примеру, вы пополняете счет на 100 грн, но система (в итоге технического сбоя) может зачислить вам взамен 1-го платежа четыре по 25 грн. В итоге комиссия растет в четыре раза», — комментирует знатный президент юридической компании Jurimex Данил Гетманцев. Утраты клиента копеечные, потому в трибунал никто не обращается. Владелец же терминала за некоторое количество дней, пока поломка устраняется, может получить большой доход. Другой пример: если платеж вообщем не дошел к получателю, а клиент не сохранил чек, то внесенные в автомат средства так и останутся у собственника терминала.


Со слов Данила Гетманцева, возвратить присвоенные терминалами средства довольно не так просто. Регулирует деятельность схожих устройств Нацбанк. Согласно действующему законодательству, платежи у населения могут принимать только финучреждения либо юрлица, у каких есть агентские соглашения с банками. Для этого необходимо получить в НБУ лицензию. Но, Данил Гетманцев заявляет, что у огромных количествах хозяев терминалов схожих лицензий нет, а означает, и воздействовать на такие компании не так просто. Чтобы достигнуть правды, необходимо написать жалобу в Управление по защите прав потребителей, и также в милицию. В итоге к собственнику терминала придет проверка, которая, возможно, и увидит факт задержки платежа либо нелегального роста комиссионных. Вобщем этот процесс может тянуться не один месяц, и вряд ли кто­то все это будет затевать ради пары-тройки потерянных гривень. Этим и употребляют обладатели платежных терминалов.


Делему можно решить, усовершенствовав сами боксы. Со слов Данила Гетманцева, слабенькое место этих устройств — неидеальный блок, который докладывает чеки. По действующему законодательству, все платежи должны проходить с применением кассовых аппаратов. «В законодательстве есть один неоднозначный момент, который в текущее время позволяет обладателям терминалов не использовать кассовые аппараты», — докладывает юрист. По его воззрению, если б терминалы были обустроены фискальной памятью, то у операторов было бы существенно меньше шансов накалывать потребителя. В блок этой памяти записываются все платежи, которые проходят через кассовый аппарат. При всем этом редактировать такую информацию нереально. В данном случае обман потребителя просто может быть раскрыт налоговыми службами